Афганский провал

Долгосрочные последствия афганского поражения для США не ясны

Уже почти месяц внимание мира приковано к Афганистану. Происходящее сегодня было предсказуемо, однако никто не ожидал, что всё произойдёт настолько быстро. Главной сценой, собравшей максимальное количество зрителей, стал кабульский аэропорт. Видео с жизнерадостными людьми, цепляющимися за шасси взлетающего самолета, фото младенца в ящике на взлётной полосе, сообщения об эвакуации собак и алкогольных напитков (потом оказавшиеся передёргиванием), кадры канавы, усеянной трупами после взрыва, — яркие и трагические новости ежечасно сменяли друг друга на первых страницах мировых изданий. Война пропаганды была проиграна с разгромным счётом.

По разным подсчётам, в Афганистане США потратили от одного до двух триллионов долларов. Погибли тысячи американских солдат и сотни тысяч афганцев, однако по прошествии двадцати лет Афганистан стремительно возвращается в исходную точку. Уже сейчас Талибан контролирует большую территорию, чем в 2001 году, когда США вошли в Афганистан. На сегодняшний день Талибан — главная сила в стране. Религиозные фанатики захватили американское оружие и не имеют сильных конкурентов. Важен и психологический аспект: Талибан заявляет себя как победитель Америки и освободитель родины. На сегодняшний день Талибан ведёт себя корректно: не устраивает публичных казней, позволяет иностранным гражданам покинуть страну, обещает соблюдение прав женщин. Вероятность сдержать обещания в будущем не ясна: с одной стороны, у талибов плохая репутация; с другой стороны, превращение страны в террористический притон — не на руку новой власти.

Сейчас талибы выступают на телевидении и почти не нарушают прежнюю жизнь Кабула. Жители города отмечают, что, в отличие от американских и афганских военных, талибы не заставляют гражданские автомашины экстренно уступать дорогу, принуждая съезжать на обочины. Нынешние талибы пытаются сохранить существующее государство. Не имея современной государственной структуры, они объявили амнистию для всех правительственных чиновников, призывая вернуться к работе. Талибы работают с прежними министрами, вербуют военных специалистов для эксплуатации трофейной техники, пытаются договориться с пилотами. При захвате городов в этом году талибы позволяют работать учителям и врачам, выискивая баланс между идеологическими/религиозными правилами и прогрессом. Остаётся только гадать, сколько продлится этот прагматизм.

Неудивительно, что в Афганистане не удалось построить демократическое государство. Афганский народ не очень хотел что-то делать. Изначальная цель вторжения, ликвидация «Аль-Каиды», в основном была достигнута. Уже умершее прозападное афганское государство не было близким американским союзником и не имело существенного стратегического значения. Желание Байдена закончить конфликт выглядит логично.

Однако выход США из Афганистана оказался на редкость неорганизованным и поспешным. Решение о быстром выходе к определённой дате дало все козыри Талибану и оказалось кошмаром для простых афганцев. В последние несколько лет предпринимались попытки посадить талибов за стол переговоров и решить судьбу страны дипломатическим путём. На практике всё было сделано наихудшим образом. Вместо того, чтобы вначале договориться с талибами, американские президенты объявляли о выходе, и талибы прекрасно знали, что достаточно подождать до определённой даты и получить страну в своё распоряжение. Байден в лучших традициях стариков из политбюро решил «закончить войну» к 20-й годовщине 11 сентября, не думая о возможных последствиях столь поспешных действий.

«Талибан — это не армия Северного Вьетнама. Они несопоставимы с точки зрения возможностей, не будет такого, что вы увидите, как людей снимают вертолёты с крыши посольства США», — заявил Байден в начале июля. В середине августа «Чинук» вывозил дипломатов из афганского посольства, а кабульский аэропорт был забит людьми, которые цеплялись за обшивку американских транспортников в надежде покинуть страну. Хаос в аэропорту резко контрастировал с тем, как легко накануне был взят талибами Кабул. Лёгкость победы летом 2021 года признали даже сами боевики.

Обещания талибами амнистии и безопасного прохода для сложивших оружие правительственных солдат объясняют лёгкость, с которой пала афганская армия. Когда в 1989 году СССР покинул Афганистан, оставленный режим просуществовал почти три года. Сегодняшнее проамериканское государство не продержалось даже до ухода Америки. 16 августа Байден пожаловался, что Америка подготовила и оснастила афганские вооружённые силы численностью более 300 тысяч человек, которые многочисленнее, чем многие натовские армии. Однако Талибан смог захватить почти всю территорию меньше чем за две недели. Талибы входили в районы и заключали сделки с местными силами и старейшинами по родоплеменным принципам. Америка и проамериканское правительство пытались создать государственные институты, которые лишили бы влияния местных авторитетов. Как показал 2021 год, с племенами и кланами это не сработало. В отличие от американцев, Талибан легко договорился с региональными влиятельными лицами.

Построенная Америкой афганская армия была многочисленной, отлично вооружённой и даже имела собственную авиацию. Однако западная структура армии входила в противоречие с местным родоплеменным укладом жизни. Результатом несовместимости систем стала повальная коррупция. Поставляемое американцами оборудование оказалось сложным для афганцев, и его применение было затруднено. Оборудование шло в армию на склады, после чего продавалось боевикам. Численность армии на бумаге составляла около 350 тысяч солдат, фактические силы были менее 100 тысяч человек. Солдатам нередко задерживали не только копеечное денежное довольствие; солдаты голодали. Уход США стал последним сигналом для афганских военных, которые сразу сложили оружие или сбежали в соседние страны.

Будущее Афганистана во многом будет зависеть от того, как Талибан будет взаимодействовать с международными джихадистскими группировками. Аль-Каида сейчас сильно ослаблена, однако по-прежнему присутствует в половине провинций Афганистана. По данным западных разведок, афганское отделение ИГИЛ насчитывает до нескольких тысяч членов. Значительная часть освобождённых талибами из тюрем заключённых — джихадисты. Американские официальные лица заявляют, что смогут контролировать террористов благодаря разведке и точечным ударам с больших расстояний. Однако фактически у США скоро исчезнет дипломатическое и военное присутствие на местах. Возможности вербовать агентов в Афганистане стремительно уменьшаются. Также в очень плохом состоянии взаимоотношения с Пакистаном. Наносить воздушные удары с дронов и пилотируемых самолётов без афганских баз будет сложно.

Долгосрочные последствия афганского поражения для США не ясны. Слабостью США, без сомнений, постараются воспользоваться другие игроки. Так, китайский таблоид Global Times, отражающий правительственную повестку, уже заявил, что выход из Афганистана стал «предзнаменованием будущего Тайваня». В Тайване уже согласились, что нужно больше надеяться на собственные силы. В Индии тоже повышенное беспокойство в связи с усилением Пакистана и повышением активности радикальных исламистов. Также высказываются мнения о ненадёжности США как партнёра. В Европе тоже недовольны тем, что США вышли из Афганистана, ни с кем не советуясь. В то же время союзники США сейчас развивают активность, чтобы завоевать внимание главного союзника: ресурсы, которые тратились на Афганистан, теперь могут быть переброшены в другие регионы, и многие хотят их заполучить.

Но за всей геополитикой сегодня остаётся трагедия простых афганцев. Афганистан при США не стал благополучной страной, но многие жители получали образование и медпомощь, развивались и улучшали свою жизнь. Как изменится их жизнь при Талибане, пока не ясно, но очевидно, что лучше не станет. А Запад хаотично убегает из Афганистана, вывозя своих людей и ресурсы. На афганцев, не сумевших построить современное общество, всем плевать, как и 20, и сколько-то там еще лет назад.

Алекс Кульманов