Хождение в Каноссу

Хождение в Каноссу

Ритуал подчинения, вызывающий отвращение: объяснение саммита Байден-Путин

Главная загадка предстоящей встречи Джо Байдена с Владимиром Путиным – это отсутствие внятного понимания того, зачем она нужна американскому президенту. А то, что она нужна прежде всего именно хозяину Белого Дома, более чем очевидно. Для того, чтобы осознать необычность предстоящего саммита, имеет смысл обратить внимание на ряд удивительных странностей при его подготовке.

Хождение в Каноссу


Саммит Генриха IV и Григория VII в Каноссе, 28 января 1077 г.Байден готовил встречу с Путиным через генерала политической полиции
Во-первых, инициатором встречи является не Владимир Путин, а Джо Байден. Именно он позвонил Путину 13 апреля. Незадолго до этого обитатель Белого Дома, похоже, согласился с мнением интервьюировавшего его журналиста о том, что хозяин Кремля является убийцей. На последовавшее затем персональное предложение Путина Байдену подебатировать публично последовал оскорбительный отказ от байденовского пресс-секретаря. Но не прошло и месяца после громкого интервью и унизительного отказа, как уже сам Байден позвонил Путину. Причем не только позвонил, но и лично пригласил Путина поучаствовать и в многосторонней встрече по вопросам климата и на их двусторонний саммит.Во-вторых, главными организаторами саммита с обеих сторон являются не министры иностранных дел, а помощники президентов по национальной безопасности. Не Энтони Блинкен и Сергей Лавров, а Джейк Салливан и Николай Патрушев. Если у Салливана карьера в госаппарате проходила на дипломатическом поприще и измеряется к сегодняшнему дню 12 годами, то у Николая Патрушева она составляет 47 лет, проведенных в советской и российской политической полиции – КГБ СССР и ФСБ России.

Неизвестно, почему в ходе подготовки саммита администрация Байдена предпочла в качестве партнера по переговорам Патрушева, а не Лаврова. На посту главы ФСБ Патрушев «прославился» тем, что публично подтвердил, что это его подчиненные заложили мощное взрывное устройство, обезвреженное местной милицией в подвале жилого дома в Рязани 22 сентября 1999 года. Сотрудники ФСБ могли это сделать либо по приказу Патрушева, либо, по крайней мере, с его ведома. Инцидент завершил серию взрывов жилых домов, унесших жизни сотен людей, которые были использованы Патрушевым и Путиным в качестве предлога для захвата политической власти в России.

Впоследствии, на посту секретаря Совета безопасности Путина, Патрушев стал известен как сторонник Доктрины превентивного ядерного удара, в том числе и по государству, не обладающему ядерным оружием. Позже британский коронер, расследовавший отравление полонием Александра Литвиненко, объявил причастными к преступлению именно Патрушева и Путина. Почему американский президент поручил подготовить встречу с Путиным не Блинкену, а именно Салливану, сделав тем самым Патрушева своим партнером с российской стороны, остается загадкой. Но, поступив таким образом, Байден усилил именно Патрушева, одного из самых антиамериканских и недоговороспособных ястребов в Кремле. Хотя Патрушев не был замечен в успешных переговорах, внезапно именно он высказался о возможности достижения договоренностей с Байденом: «по ряду позиций мы можем рассчитывать на выработку взаимоприемлемых решений».

Байден отказался от антипутинской стратегии
В-третьих, за неполные пять месяцев пребывания в Белом доме Джо Байден не сделал в отношении Владимира Путина и его режима ничего из того, что советовали, рекомендовали, призывали сделать его соратники по Демократической партии в их многочисленных докладах, концепциях, стратегиях, формулировавших ответ на агрессивные действия Кремля. Самым поразительным заключается то, что на посту президента США Байден не сделал в отношении Путина ничего из того, в нежелании делать что он ранее обвинял президента Трампа, и что он сам, Байден, лично предлагал сделать в отношении Путина в его совместной статье с Майклом Карпентером Как противостоять Кремлю всего лишь три года тому назад.

В-четвертых, за те же неполные пять месяцев пребывания в Белом доме Байден совершил немало шагов, являющихся прямо противоположным тем, каких он требовал от Трампа осуществить три года тому назад, и какие невозможно назвать иначе, как многомиллиардными финансовыми и геополитическими подарками Путину, за совершение которых (если бы такое имело место) президент Трамп был бы заклеймен как беспринципный путинский пособник. Байден, в частности:

• сразу же продлил договор СНВ-3 (то, что отказывался делать Трамп), причем на 5 лет, а не на год или два, как, например, рекомендовала прошлым летом нынешняя заместитель госсекретаря Виктория Нуланд);
• остановил строительство канадско-американского нефтепровода Keystone XL (поддержанное Трампом);
• отказавшись применить санкции, установленные Конгрессом США (и введенные Трампом) против строительства газопровода «Северный поток 2», в частности, против генерального менеджера проекта Маттиаса Варнига, бывшего сотрудника восточногерманской политической полиции Штази, Байден позволил завершить строительство первой нитки B любимого путинского инфраструктурного проекта, и теперь «Газпром» делает все возможное для оперативного завершения строительства нитки A;
• отказался увеличить военную помощь Украине (что ранее сделал Трамп), жертве длящейся уже более семи лет агрессии Кремля;
• в разгар геополитического кризиса в апреле 2021 г., вызванного беспрецедентной концентрацией российских войск вдоль российско-украинской границы и на оккупированых украинских территориях, развернул два американских эсминца, направлявшихся в Черное море;
• не дожидаясь результатов расследований, публично отверг причастность российских властей к кибератакам на важные экономические объекты на территории США – Colonial Pipeline, остановка которого вызвала топливный кризис в ряде штатов, и сеть птицеперерабатывающих предприятий JCB Meat Processor.

В-пятых, Байден организовал Путину невероятную рекламу, немыслимый еще несколько месяцев назад внешнеполитический прорыв и уже состоявшийся беспрецедентный дипломатический триумф. Пригласив Путина на встречу лидеров 40 государств по вопросам климата, Байден легализовал участие последнего в межгосударственных мероприятиях высокого уровня, в которых тот уже давно не принимал участия. Поездка Путина в Женеву по приглашению Байдена становится первой зарубежной поездкой Путина в западную страну с января 2020 года. Встреча с Байденом предоставила Путину возможность дать 14 июня интервью телеканалу NBC, первое такое интервью американскому СМИ с 2018 года.

Байден восхитился бесцветным вступлением Путина на саммите по климату: «Я очень воодушевлен вчерашним призывом президента Путина к миру сотрудничать и способствовать удалению углекислого газа. И Соединенные Штаты рассчитывают на сотрудничество с Россией и другими странами в этом направлении. Это многообещающее».

С момента байденовского приглашения на женевский саммит не проходило и двух-трех дней, чтобы либо сам Байден, либо сотрудники его администрации не сообщали городу и миру о том, как Байден жаждет встречи с Путиным, как он предвкушает переговоры с ним и надеется на их успех.

Для сравнения – за два прошедших месяца вплоть до своего интервью NBC 14 июня Путин ни разу публично не комментировал его предстоящую встречу с Байденом. Иными словами, именно Байден, а не Путин рекламировал встречу, создавал и наращивал ожидания от саммита.

Не сила, а слабость
В-шестых, хотя сам Байден не раз говорил, что будет встречаться с Путиным «с позиции силы», на деле его действия и его заявления свидетельствуют об обратном – о вопиющей личной слабости Байдена.

Байден сказал, что направляется на встречу с Путиным после саммитов G7, НАТО и США-ЕС, после встреч, по словам Салливана, с 35-36 лидерами государств, что должно было, по его замыслу, символизировать объединение ресурсов огромной мощи. Но в действительности это лишь подчеркивает персональную слабость Байдена. Его потребность в многосторонних встречах означает лишь, что сам по себе он слишком легковесен, чтобы встречаться с Путиным без существенного внешнего подкрепления. За всю историю американо-советских и американо-российских саммитов никогда не было такого, чтобы американский президент пытался увеличить свой политический вес за счет встреч накануне со своими союзниками и друзьями. Со своей стороны, перед женевским саммитом Путин не встречался ни с одним из своих союзников и сателлитов, что оттеняет самодостаточность Путина по сравнению с закомплексованностью и чрезмерным рвением Байдена. Подход Байдена к саммиту ухудшил его репутацию и укрепил положение Путина.

В-седьмых, самые последние комментарии Байдена и сопровождающих его лиц имеют уже явные признаки самоуничижения. Когда журналист спросил Байдена, почему он отказался проводить совместную пресс-конференцию, Байден ответил: «Это не конкурс на то, кто может лучше выступить на пресс-конференции, чтобы попытаться поставить друг друга в неловкое положение…»

Трудно найти пример более очевидного признания того, что в глазах самого Байдена совместная пресс-конференция – это как раз тот самый конкурс, который, в случае его проведения, он безусловно проиграл бы.

Первая леди Джилл Байден усугубила ситуацию, заявив, что президент «слишком подготовился».

Попытка пресс-секретаря Белого дома Джен Псаки минимизировать ущерб обернулась настоящим конфузом:
«Я думаю, что она имела в виду, и с чем я согласна, поскольку у меня было много разговоров с ним, что внешняя политика, национальная безопасность, участие в мировых делах – это та область, какая была в центре его внимания в течение 50 лет его общественной жизни и государственной службы».

Получилось так, что к встрече с Путиным, о котором он успел сказать столько нелестных слов, и которого сам всего три месяца назад фактически назвал убийцей, Байден готовился последние 50 лет. Невозможно представить, чтобы подготовка к любой международной встрече, какой бы важной она ни была, со стороны президента – американского, российского, любого другого – могла бы занять 50 лет. Кроме, естественно, Джо Байдена.

Множество неизбежных вопросов
Естественно, возникает вопрос: почему?

Зачем Байден вообще пригласил Путина?

Почему он хочет с ним встретиться?

Что он хочет с ним обсуждать?

О чем он хочет с ним договориться?

Зачем Байден уже совершил столько невероятных для любого президента США шагов?

Почему он не сделал того, что от него ожидали, и что он сам обещал сделать?

Почему он отправился на встречу, повестка которой до самого последнего момента не была сформулирована, форматы обсуждений на которой не были определены, каких-либо существенных результатов от которой не ожидается, а совместной пресс-конференции по результатам которой не будет?

Почему Байден готовил этот саммит не по традиционным дипломатическим каналам, а с помощью своего советника по национальной безопасности и генералов российской политической полиции во главе с ветераном КГБ в качестве партнера?

Когда самому Байдену, его советнику Салливану, другим представителям администрации США задавали эти и подобные вопросы, внятных ответов не поступило. Лишь рефреном предлагался бессодержательная формулировка «мы хотим стабильных и предсказуемых отношений».

В лучшем случае затем перечислялся предсказуемый винегрет из традиционных тем – международная стабильность, разоружение, региональные проблемы, кибертерроризм, климат. Но и сама их предсказуемость, и даже то, как заученно, без какой-либо содержательной начинки, вдохновения и ожидания реальных итогов перечислялись эти темы, обсуждение которых вовсе не требовало срочной встречи в верхах, свидетельствуют о том, что, очевидно, есть что-то другое, какая-то другая тема, ради которой Байден и пригласил Путина на этот саммит.

Китайская проблема Байдена, для которой ему нужен Путин
Хотя с обеих сторон нет подтверждающей официальной информации, можно предположить, какую главную тему Байден хотел бы обсуждать с Путиным в Женеве.

Кажется, нет другого вопроса, занимающего более важное место во внешнеполитической стратегии Байдена, чем разворачивающееся глобальное противостояние с Китаем. В ее рамках:

• Байден выступил с инициативой Quad – формирование мягкого альянса между США, Индией, Японией и Австралией;
• Байден снял табу с обсуждения теории утечки вируса из лаборатории Уханьского вирусологического института;
• До нынешней европейской поездки Байден провел личные встречи только с двумя зарубежными лидерами – премьер-министром Японии и президентом Южной Кореи;
• На саммите G7 в Корнуолле Байден провел отдельную встречу с лидерами Великобритании и Австралии;
• В коммюнике «большой семерки» особое место заняла тема противодействия Китаю, а Италия внезапно пересмотрела свое участие в китайской инициативе «Один пояс и один путь»;
• На саммите НАТО центральное место было отведено противостоянию с Китаем.

Успех в серьезном и долгосрочном противоборстве с Китаем маловероятен без оттягивания Москвы из объятий Пекина, без достижения хотя бы российского нейтралитета. И тогда, следовательно, нужно договариваться с Путиным. Несмотря на все, что Путин сделал. И несмотря на все, что о действиях Путина и о самом Путине сказал Байден.

Но Путина невозможно ни увлечь рассказами про демократию и прогрессизм, ни запугать климатическим алармизмом и обсуждением состояния прав человека в России и Беларуси. Путина можно привлечь только удовлетворением его реальных интересов. А материальные интересы Путина лежат в Европе.

Дорога в Каноссу
Именно поэтому Байден позволил Путину достроить «Северный поток 2».

Именно поэтому Байден отказал в увеличении военной помощи Украине.

Именно поэтому, встретившись до начала своей первой зарубежной поездки с лидерами Японии и Южной Кореи, Байден отказался от встреч с президентами Украины и Польши (лишь в самый последний момент на полях саммита НАТО он встретился с президентом Польши Анджеем Дудой в Брюсселе). И даже канцлер Германии посетит Вашингтон лишь через месяц после встречи Байдена с Путиным.

Именно поэтому НАТО после встреч президента Байдена с другими главами государств планирует прекратить развертывание ядерных ракет наземного базирования в Европе.

Именно поэтому Байден, еще 2 апреля 2021 года публично поддерживавший евроатлантические устремления Украины и не возражавший против цитирования его личного одобрения полноценного членства Украины в НАТО, два месяца спустя потребовал устранения упоминания поддержки им даже ПДЧ для Украины в откорректированном украинском пресс-релизе по итогам телефонного разговора с Зеленским 7 июня.

Именно поэтому на пресс-конференции 14 июня в штаб-квартире НАТО в Брюсселе Байден категорически отверг предоставление Украине ПДЧ. Тем самым он продолжил путь к повторению истории 2008 года. Тогда, пользуясь отказом в предоставлении Грузии ПДЧ на Бухарестском саммите НАТО, Путин вторгся в Грузию четыре месяца спустя и оккупировал 20% ее территории.

Именно поэтому на той же пресс-конференции, не ответив по существу на вопрос о том, как он мог бы предотвратить расправы над политзаключенными в России, Байден де-факто дал Путину зеленый свет на подавление прав человека в России.

Вопрос: «Что будет означать для отношений между США и Россией, если Алексей Навальный умрет или будет убит в тюрьме

Байден: «Смерть Навального была бы еще одним показателем того, что Россия почти или совсем не намерена соблюдать основные фундаментальные права человека. Это была бы трагедия. На мой взгляд, это только повредило бы ее отношениям с остальным миром и со мной».

Фундаментальный смысл всех этих действий Байдена очевиден – это попытка соблазнить Путина крупномасштабной геополитической сделкой в разворачивающейся грандиозной конфронтации с Китаем, получение как минимум нейтралитета России в обмен на удовлетворение геополитических желаний Путина в Европе.

Действия Байдена напоминают историческое Хождение Генриха IV в Каноссу. Это выражение напоминает об унизительном ритуале, предпринятом могущественным императором Священной Римской империи, умолявшем об аудиенции у папы в итальянском замке Каносса. Три дня император просил у папы милости, пока тот не снизошел и не исполнил просьбу униженного монарха. Байденовский путь в женевскую Каноссу длится уже почти пять месяцев.

Но несмотря на все его усилия попытка Байдена заключить сделку о достижении «стабильных и предсказуемых отношений с Россией» обречена на неудачу. Путин на это не пойдет. Он уже повысил геополитические ставки, обозначив свою позицию в интервью NBC:

«Я понимаю, что начинается такое противостояние с Китаем. Мы это всё видим. Все же понимают это… Я Вам скажу совсем откровенно ‒ можно я откровенно скажу?… Мы видим попытки разрушить отношения между Россией и Китаем, мы видим это в практической политике. И Ваши вопросы тоже связаны с этим. Я Вам свою позицию изложил… …у нас с Китаем за последние годы, за последние десятилетия сложились отношения стратегического партнёрства, которых в истории наших государств мы ранее не достигали…»

Тотальное непонимание хозяином Белого дома такого человека как Путин, его фундаментальная неготовность отстаивать западные ценности и принципы, безграничная готовность Байдена приносить в жертву тирану и агрессору жизнь и свободу миллионов европейцев превратили так называемую «позицию силы» американского президента в вызывающий отвращение ритуал подчинения, а его запланированный триумфальный марш в Женеву – в «стабильную, предсказуемую» и унизительную дорогу в современную Каноссу.

Андрей Илларионов
https://centerforsecuritypolicy.org/heading-to-canossa-detestable-submission-explaining-bidens-summitry-with-putin/