На начальных этапах Холодной войны стратегическая авиация играла важнейшую роль

Стратегическая авиация в России
 Россия в уникальной щедрости переплёвывает всех остальных

Стратегическая авиация — неотъемлемый атрибут Холодной войны. Именно самолёты стали первыми носителями ядерного оружия. На начальных этапах Холодной войны стратегическая авиация играла важнейшую роль. К началу 70-х стало очевидно, что ракеты гораздо более эффективны. Стратегические бомбардировщики превратились в стратегические ракетоносцы, пытаясь сохранить хоть какую-то возможность нанесения удара по равному противнику. Потом Холодная война закончилась, а стратегическая авиация осталась как рудимент старой эпохи.

Существует понятие “ядерной триады”. Полноценной ядерной триадой во все времена обладали только США и СССР/РФ. Ядерная триада — это межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) сухопутного базирования, межконтинентальные баллистические ракеты морского базирования и стратегическая авиация. Сюда можно попытаться притянуть Китай, но китайский ракетоносец H-6 (копия советского Ту-16) всё же не дотягивает до полноценного стратегического бомбардировщика: межконтинентальной дальностью он не обладает. Самая высокоэффективная часть ядерной триады — атомные подводные ракетоносцы с межконтинентальными баллистическими ракетами на борту. Их местонахождение неизвестно противнику, и по ним практически невозможно нанести первый обезоруживающий удар, а их ракеты стартуют за очень короткий срок и в течение нескольких десятков минут поражают цели на территории противника. Наземные МБР стартуют ещё быстрее, чем морские, но местонахождение шахт известно противнику. Стратегическая авиация в случае крупномасштабного ядерного конфликта, скорее всего, не успеет подняться со своих аэродромов и сгорит в ядерный пепел при ударе МБР.

Однако у стратегической авиации есть уникальная возможность, которой нет у ракет. Самолёты могут пролететь рядом с границами противника, демонстрируя несокрушимую мощь, готовность к защите родины и прочие подобные вещи, которые невероятно важны в сообществах высших приматов. Самолёты удобны для демонстративных акций и малоэффективны для ракетно-ядерной войны. После Холодной войны хорошо осознающие реальность американцы перепрофилировали свою стратегическую авиацию для ведения локальных войн. Знаменитые В-1В, В-52Н и В-2А стали воздушными платформами, которые доставляют десятки тонн управляемых и обычных бомб для применения против слабых противников.

Ракетоносцы Холодной войны, созданные для единственного вылета с ядерным оружием на борту, стали универсальными лошадками, которые могут часами висеть в воздухе вне зоны действия вражеского ПВО, нанося удары по противнику по запросам наводчиков на земле. В-1В применялись в локальных конфликтах последних лет так активно, что их ресурс почти исчерпался и встал вопрос о списании. Пока самолёты ещё летают, но уже в 2021 году начнутся первые значительные сокращения авиапарка.

Тем временем в России нет проблемы с ресурсом стратегов. Российским Ту-95МС, Ту-160 и Ту-22М3 американские налёты и не снились.

Российские стратегические ракетоносцы так и остались стратегами Холодной войны. Единственный короткий эпизод их боевого применения — Сирия, где Ту-95МС и Ту-160 показательно отстрелялись дорогими ракетами Х-101 по злобному песку и сараям, гордо именуемым штабами. Практического значения эти удары не имели. Ещё были полёты в Сирию Ту-22М3, когда поднявшиеся с Моздока самолёты вываливали над Сирией несколько тонн свободнопадающих бомб с высоты в несколько километров.

Но даже с “активным” применением в Сирии российская стратегическая авиация сохранила свой ресурс. Во всяком случае, та её часть, которая не сгнила на аэродромах под чутким руководством командования. Так, из 268 построенных Ту-22М3 в строю сегодня находится около 60 самолётов. При этом Ту-22М3 не намного старше американских В-1В. Из почти 90 построенных Ту-95МС в строю сегодня остаётся около 60 бортов. Ту-160, оставшиеся в России, сохранились, и на сегодняшний день их 16 штук.

Но самое интересное — это подход к будущему стратегической авиации в мире. Китай сейчас занимается разработкой стратегического бомбардировщика Xian H-20.

О нём мало известно, но по просачивающейся в сеть информации это будет “стелс” по образу и подобию американского В-2А. В НАТО стратегическая авиация осталась и развивается только у США. “Лансеры” В-1В скоро начнут списываться. Концепция сверхзвукового стратегического бомбардировщика мало актуальна в XXI веке. Прорыв ПВО за счёт скорости, как это виделось 50 лет назад, сегодня осуществить уже практически невозможно. США планируют продлевать сроки службы В-52Н, которые применяются и будут применяться как платформы разнообразного оружия, без входа в зоны действия ПВО. Сейчас идёт активная работа над созданием нового перспективного стратегического бомбардировщика В-21 “Рейдер”. В-21 должен стать уменьшенной, более дешёвой копией дорогого В-2А. В-21 планируется умельцем на все руки, который будет активно применяться и в локальных конфликтах, и сможет действовать против сильных противников при работе против ПВО. Планируется построить около ста “Рейдеров”.

Тем временем в России… Отстающая по экономическим возможностям от США, от Китая, от Великобритании — Франции — Германии (которые вообще не имеют стратегической авиации), Россия уже имеет три типа стратегических самолётов. Есть Ту-22М3, которые сейчас модернизируются до Ту-22М3М.

Есть Ту-95МС, которые модернизируются до Ту-95МСМ, есть Ту-160, которые активно модернизируются и будут производиться вновь. Ту-160 — тяжёлый сверхзвуковой ракетоносец эпохи Холодной войны. Тот тип самолётов, от которого в настоящий момент отказываются США и который никто не собирается производить вновь. Кроме России. Минобороны РФ заявляет, что будет построено 50 дополнительных самолётов в модификации Ту-160М2. А ещё сейчас идут работы над созданием нового российского стратегического бомбардировщика ПАК-ДА, который делается по схеме “летающее крыло” по образу и подобию американского В-2А.

Россия в уникальной щедрости переплёвывает всех остальных, намереваясь получить на вооружение четвёртый тип стратегов к трём имеющимся.

Российские вооружённые силы представляют собой уникальное зрелище. При скромном финансировании Россия устраивает настоящие зоопарки разнотипных парков вооружений, когда под одни и те же задачи держится несколько принципиально отличающихся типов платформ. Это ложится дополнительной финансовой нагрузкой на производство самих изделий, на их обслуживание, на подготовку персонала и т.д. Данную ситуацию невозможно объяснить паранойей и страхами перед “окружающими врагами”. При подготовке к войне гораздо адекватнее иметь одну-две платформы, которые будут полностью отработаны, доведены до идеала и воплощены в необходимом количестве изделий. Российские же реалии ВПК демонстрируют некомпетентность руководства, которое не имеет ни адекватных планов развития вооружённых сил, ни понимания, зачем им это вообще надо.

Алекс Кульманов