Крах оборонки РФ

Россия и Турция — СССР и НАТО
 Сегодняшняя существенная роль России в мире гарантируется только унаследованным от СССР ядерным оружием

30 лет назад, когда имперская Россия была побольше и называлась Советским Союзом, российские (советские) вооружённые силы делили пьедестал первого места примерно на равных с США. США брал качеством, СССР — количеством солдат, самолетов, танков и пушек. Паритет был как в стратегических ядерных силах, так и в конвенциональных вооружениях. С тех пор паритет остался только в ядерном оружии. Ситуация с конвенциональным вооружением описывается Шойгу фразой: “70% техники в армии РФ — новая”. То, что для достижения заветных 70% пришлось списать столько оружия, что США оказались далеко впереди и по количеству, обычно умалчивается. Сегодняшняя российская армия — жалкая тень от советской мощи. Соревнование в обычных вооружениях уже идёт как со стремительно растущим Китаем, так и со странами НАТО из списка ниже США. Например, с Турцией. Конечно, не стоит забывать, что Турция считается второй армией в НАТО после США, но и Россия раньше считалась страной, равной США.

Когда речь заходит о мощи российской армии в 2020 году, часто отмечают начавшуюся 10 лет назад военную реформу. Многие эксперты, особенно российские, отмечают положительные изменения в вооружённых силах, которые придали им “современный облик уровня армий стран НАТО”. Подобные мнения можно встретить и в западной прессе. Например, в начале ноября вышла статья в The Economist, весьма оптимистично описывающая произошедшие изменения.

Ежегодные военные расходы Российской Федерации (включая секретные статьи бюджета), по оценке Майкла Кофмана из Центра военно-морского анализа в Вирджинии, составляют около 150–180 миллиардов долларов с поправкой на покупательную способность. Большая часть этих денег тратится на приобретение оружия. По оценкам Джулиана Купера из Бирмингемского университета, за последние десять лет Россия приобрела около 600 новых самолётов и 800 вертолётов. 71% находящихся на вооружении российских летательных аппаратов относится к современным. Если в бронетехнике в 2007 году 99% парка считались устаревшей техникой, то сегодня 27% относят к современной. В существенных количествах появились высокоточные ракеты вроде “Искандера”, “Калибров” и Х-101. The Economist пишет, что улучшилась ситуация с обменом разведывательной информацией между боевыми элементами. Заявлено, что Россия может отправить 100 000 военнослужащих с тяжёлой бронетехникой на западную границу с Европой в течение 30 дней, в то время как НАТО за этот же срок может оперативно перебросить лишь 50 000 более лёгких сил. Также упоминаются частые военные учения, которые держат российскую армию в тонусе. Генерал-лейтенант Джим Хокенхалл (начальник военной разведки Великобритании), сравнивая Россию и Китай, заявляет, что качество войск с точки зрения подготовки и боевого опыта резко отличается в сторону России. По его мнению, в Сирии российские офицеры продемонстрировали признаки отказа от советского наследия жёсткого командования сверху вниз и проявили большую автономность и самостоятельность.

В то же время The Economist упоминает и отрицательные стороны. Медленно развивается судостроение, сложно обстоит ситуация с тяжёлыми дронами, выпуск новых, разрекламированных видов вооружения вроде Т-14 “Армата” или Су-57 задерживается. Упоминается сокращение группировки разведывательных спутников, модернизация которых затруднена западными санкциями. По мнению Майкла Кофмана, самой главной проблемой являются ограниченные возможности российской оборонной промышленности, обусловленные дефицитом высококвалифицированных кадров, качественных станков и комплектующих. Отмечаются низкие зарплаты в российской армии: командир танка в мирное время получает в районе 550 долларов США в месяц. Моральный дух призывников невысокий, а короткий срок службы по призыву не позволяет проводить качественную подготовку. При этом призывники составляют 55% сухопутных войск. Кроме того, армия разлагается коррупцией.

Хвалебные статьи о российской армии в иностранных журналах часто обвиняют в том, что это попытки западных военных выбить у своих правительств новые бюджеты для перевооружения. Стоит понимать, что так называемые новые российские самолёты, принятые на вооружение в последние 10 лет, по факту являются модернизацией старых советских машин 80-х годов. Модернизацией старых платформ занимаются и в НАТО. Однако проблемой российской военной техники является серьёзное отставание в средствах поражения. Управляемого, высокоточного оружия мало, и оно серьёзно отстаёт от изделий НАТО. Если американский F-16 образца 90-х использует широчайшую номенклатуру современного высокоточного оружия, то российский Су-35 2010-х фактически имеет на подвеске ракеты и бомбы образца 80-х. Подобная разница в средствах поражения касается практически всех видов тактических платформ.

Разница в разведывательных системах, в возможностях обмена информацией в бою — это серьёзная пропасть, преодолеть которую уже невозможно. 27% современной российской бронетехники — это модернизированные изделия вроде танков Т-72Б3, которые являются бюджетной, но менее качественной альтернативой Т-90А. Флот выглядит красиво только в пропаганде по телевизору. Фактически российский флот уже на протяжении 30 лет сокращается как по количеству вымпелов, так и по тоннажу, и тенденций к улучшению в ближайшие 10 лет не видно. Так называемая модернизация российской армии уничтожила большую часть советского наследия и взамен дала некоторое количество заново произведённого оружия, которое не слишком далеко ушло от советских изделий.

Турция вступила в НАТО почти 70 лет назад — 18 февраля 1952 года. С тех пор она активно готовилась к полномасштабным боевым действиям со странами Варшавского договора. Турция получала от НАТО современные, преимущественно американские технологии и готовые образцы техники. После распада СССР глобальная угроза для Турции исчезла, и развитие вооружённых сил стало смещаться в сторону так называемых антитеррористических операций и локальных конфликтов. Новые бригады специального назначения в первую очередь ориентированы на действия против “повстанцев” (прежде всего курдских). Турецкий ВПК стал производить больше собственных систем: лёгкая бронетехника, катера, корветы, беспилотные системы, боеприпасы, стрелковое вооружение.

Перемены в ВПК связаны в том числе с амбициями Реджепа Эрдогана. В последнее десятилетие Турция претендует как минимум на региональное лидерство, проводя активную внешнюю политику. Интересы Турции сталкиваются с интересами даже партнёров по НАТО, что привело к непростым отношениям с ЕС и США. Эрдоган слишком своеволен, и военно-техническое сотрудничество с лидерами становится всё более тяжёлым для Турции. Для того чтобы продолжать независимую внешнюю политику, турецкий оборонный комплекс старается стать более независимым, наращивая производство собственного современного вооружения.

Интересных примеров собственных турецких разработок достаточно много. С 2008 года турецкая компания Otokar занимается разработкой танка Altay на замену американским М60 и немецким Leopard. Разработка идёт в кооперации с Южной Кореей, от которой Турции досталось много технологий. Из Германии будет получен многотопливный дизель для первой серии из 250 танков. При этом сама Турция полностью сделала всю электронику танка, включая систему управления огнём. Говоря о танках, стоит отметить, что Турция — одна из редких стран в мире, которая имеет на вооружении серийные танки с комплексами активной защиты (КАЗ). В той же России много рекламы различных КАЗ вроде “Арены” и “Афганита”, но нет ничего реально состоящего на вооружении.

Основной турецкий истребитель — поставленный из США F-16C block50. В России любят говорить, что F-16 — это старые самолёты из 70-х годов. Фактически же турецкие самолёты, построенные в 90-е, могут уступать новым российским Су-35 лишь в единичных характеристиках, при этом не уступая в боевых возможностях. Турция в полной мере имеет доступ к натовским средствам поражения, которые лучше российских.

В то же время Турция хочет самолёты нового поколения. Участие в программе F-35 по сей день под вопросом. Официально Турция исключена из-за приобретения российского ЗРК С-400. Вместо американского истребителя пятого поколения Турция разрабатывает собственный самолёт TF-X, который должен иметь многие элементы пятого поколения. Основной проблемой проекта TF-X остаётся двигатель. К сожалению для турок, производство современного турбореактивного двигателя — задача, доступная лишь отдельным старнам. Идут переговоры с английской Rolls-Royce, но перспективы пока туманны.

Похожие проблемы и у турецкого ударного вертолёта TAI/AgustaWestland T129 ATAK. Т129 получился весьма удачной машиной, опередив европейскую разработку Tiger. Созданный на базе итальянской A129 Mangusta, турецкий вертолёт получил полностью турецкую электронику от концерна Aselsan. Машина задумывалась в том числе под экспорт, но из-за активной турецкой внешней политики американо-британский альянс LHTEC запретил продажи вертолётов за пределами Турции. На Т129 устанавливаются двигатели от LHTEC. Турция, делая современную электронику, как уже было сказано, пока не способна делать современные двигатели.

Значительных успехов Турция добилась в создании и производстве БПЛА. Турецкие разведывательные и ударные беспилотники хорошо себя зарекомендовали во множестве локальных конфликтов и пользуются спросом на мировых рынках. Важным турецким показателем является и разработка серии лёгких боеприпасов для применения с БПЛА. Россия здесь может похвастаться только выставочными болванками, которые скорее демонстрируют желание, но не наличие.

В последние годы интересы России и Турции всё чаще сталкиваются в различных локальных конфликтах. И наиболее значимым стал конфликт в Карабахе, где за активно участвующими Азербайджаном и Арменией ярко выражено присутствие Турции и России. По сути, столкнулись две военные системы — российская и турецкая. Модернизированная, современная российская и закалённая в боях на Ближнем Востоке турецкая. Итог очевиден всему миру. Россия не смогла остановить кровопролитие в регионе, который ещё не так давно принадлежал ей. Россия не смогла вмешаться, не смогла противостоять региональным силам. Теперь Россия пытается выставить победой отправку миротворцев, когда война уже закончилась. Пока Россия сражалась за Сирию (в том числе и с Турцией), она проиграла и Армению, и Азербайджан. Не говоря уже о Грузии.

Пророссийская Армения оказалась не готова к боевым действиям. Азербайджан в последнее десятилетие активно готовился к войне за Карабах: закупал новое вооружение, выстраивал отношения с новым главным союзником — Турцией, готовил свою армию к реальным боевым действиям. В итоге к войне осенью 2020 года Азербайджан пришёл, имея значительный военный перевес над Арменией, которая была вооружена старыми, советскими системами. Перевес как в техническом отношении, так и в подготовке личного состава. Но ключевую роль в азербайджанской победе сыграла именно Турция.

Сегодняшняя существенная роль России в мире гарантируется только унаследованным от СССР ядерным оружием. Которое стоит в шахтах под завесой секретности. Каково истинное состояние ядерного оружия — военная тайна. Возможно, это главная военная тайна сегодняшней России. Обычная, конвенциальная российская армия сегодня активно пиарится как достижение Путина и его друзей. В реальных же военных конфликтах российская военная система уже даже не пытается вступать в конфликты с американцами и терпит поражение от Турции. Решится ли в следующий раз Путин вступать в конфликт с Эрдоганом или опять испугается — отдельный вопрос.

Алекс Кульманов