Беларуский синдром российского интеллигента

Гарри Каспаров: Вся активность “групп граждан” и “лиг избирателей” была не про смену режима, а лишь про его улучшение

Обратил внимание на весьма познавательную дискуссию, последовавшую за публикацией открытого письма Светланы Алексиевич в адрес представителей российской интеллигенции. Надо сказать, что, как настоящий мастер пера, она не скована жёсткими рамками своего времени, поэтому и само письмо запоздало лет так на 110. Длительная негативная селекция привела к тому, что по сравнению с дореволюционной интеллектуальной элитой, брезговавшей подавать руку жандармским офицерам, сегодняшняя российская интеллигенция в своей массе представляет собой кучку трусливых людей, жмущихся к чекистскому сапогу.

Российская интеллигенция не только не стала центром противостояния диктатуре, а, напротив, стала одной из ключевых опор путинизма. Взамен на щедрые подачки от власти вот уже два десятка лет интеллигенция оставляет незамеченными преступления режима, как внутри России, так и за рубежом. Многие же и вовсе регулярно выполняют “маленькие, но ответственные поручения” — то входя в число доверенных лиц Путина на так называемых президентских выборах, то выступая с публичной поддержкой путинских преступлений, оставляя свою подпись под коллективными письмами.

Среди ответов на обращение Алексиевич очень показательным является текст Людмилы Улицкой. Это письмо больше, чем мнение отдельно взятого человека, — оно является собирательным и отчетливым образом отображает истинное восприятие российской интеллигенцией путинского режима:

“Но опыт жизни советского человека, прожившего большую часть своей жизни под барабанный бой бесстыжей пропаганды, дал мне хороший иммунитет. Я не один раз говорила — да, мы сегодня живем просто в “золотом веке”, если сравнить нашу жизнь с жизнью наших родителей и дедов. Рухнул железный занавес, открылись границы, информация о жизни мира, всегда скрываемая в советское время, хлынула потоком, и всякий, желающий ее получить, просто нажимает кнопку в своем компьютере. И аресты аккуратные, точечные, без сталинского размаха…

События в Белоруссии разрушили мою идиллическую картину жизни: стало очевидно, как власть выпускает зубы, когда чувствует угрозу своему бессрочному и беззаконному существованию”.

Разрушили идиллическую картину жизни… Взрывы домов в Москве, 2-я чеченская война, трагедии в “Норд-Осте” и Беслане, убийства Щекочихина, Литвиненко, Политковской, Немцова и целого ряда других критиков режима, военное вторжение в Грузию и Украину, поддержка кровавого диктаторского режима Асада и поддержанная российской армией бойня в Сирии (со сталинским размахом, к слову говоря) — неполный список промежуточных итогов путинского правления. Но, как оказалось, всего этого недостаточно для разрушения “идиллической картины жизни” рефлексирующего российского интеллигента.

Нужно признать очевидное — никогда так называемая российская интеллигенция не хотела и не была готова противостоять путинскому режиму. В первую очередь потому, что режим не был для нее абсолютным злом. И даже в моменты протестного подъема 2011–2012 годов, в котором некоторым представителям интеллигенции досталась заметная роль, они последовательно выступили против радикализации протеста и попыток демонтажа путинского режима, сводя протестную повестку к невнятным и безопасным для власти требованиям. Очевидно, вся активность “групп граждан” и “лиг избирателей” была не про смену режима, а лишь про его улучшение.

По масштабам своих преступлений и количеству жертв путинская диктатура уже давно оставила позади уродливый режим Лукашенко, однако российские интеллектуалы по-прежнему предпочитают избегать этой реальности, отводя белорусскому тирану роль “последнего диктатора Европы”.

Такая картина мира приводит к умозаключениям, органически вписывающимся в жизненную философию российских сислибов. Тех самых, которые, не переставая цинично эксплуатировать либеральную риторику, по-прежнему остаются финансово-экономической подпоркой мафиозного путинского режима:

“Я думаю, что Владимир Путин не очень горит желанием слишком сближаться с Лукашенко. Лукашенко отчетливо токсичен. А у Путина своей токсичности хватает. Ему не стоит ввязываться в слишком близкие трепетные отношения с таким персонажем, как Лукашенко. Это наносит серьезный очень ущерб и его репутации, и чисто экономическим отношениям”.

А вот письмо, подписанное многими достойными людьми в “Новой газете”, можно отнести к типичному для сегодняшней российской общественности случаю коллективного когнитивного диссонанса. Впрочем, обо всем этом было уже сказано 2 тысячи лет тому назад:

“И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?” (Евангелие от Матфея: 7 глава: 3 стих).

Гарри Каспаров